Лермонтов >>> Воспоминания >>> Арсеньев И. А. Слово живое о неживых
Арсеньев И. А. Слово живое о неживых

<...> В числе лиц, посещавших изредка наш дом, была Арсеньева, бабушка поэта Лермонтова (приходившаяся нам сродни), которая всегда привозила к нам своего внука, когда приезжала из деревни на несколько дней в Москву. Приезды эти были весьма редки, но я все-таки помню, как старушка Арсеньева, обожавшая своего внука, жаловалась постоянно на него моей матери. Действительно, судя по рассказам, этот внучек-баловень, пользуясь безграничною любовью своей бабушки, с малых лет уже превращался в домашнего тирана, не хотел никого слушаться, трунил над всеми, даже над своей бабушкой и пренебрегал наставлениями и советами лиц, заботившихся о его воспитании.

Одаренный от природы блестящими способностями и редким умом, Лермонтов любил преимущественно проявлять свой ум, свою находчивость в насмешках над окружающею его средою и колкими, часто очень меткими остротами оскорблял иногда людей, достойных полного внимания и уважения.

С таким характером, с такими наклонностями, с такой разнузданностию он вступил в жизнь и, понятно, тотчас же нашел себе множество врагов.

Он, не думая, что говорит о себе, очень верно определил свой характер в следующих двух стихах:

А он, мятежный, ищет бури,
Как будто в буре есть покой!

В характере Лермонтова была еще черта далеко не привлекательная — он был завистлив. Будучи очень некрасив собой, крайне неловок и злоязычен, он, войдя в возраст юношеский, когда страсти начинают разыгрываться, не мог нравиться женщинам, а между тем был страшно влюбчив. Невнимание к нему прелестного пола раздражало и оскорбляло его беспредельное самолюбие, что служило поводом с его стороны к беспощадному бичеванию женщин.

Как поэт, Лермонтов возвышался до гениальности, но как человек, он был мелочен и несносен.

Эти недостатки и признак безрассудного упорства в них были причиною смерти гениального поэта от выстрела, сделанного рукою человека доброго, сердечного, которого Лермонтов довел своими насмешками и даже клеветами почти до сумасшествия.

Мартынов, которого я хорошо знал, до конца своей жизни мучился и страдал оттого, что был виновником смерти Лермонтова, и в годовщины этого рокового события удалялся всегда на несколько недель в какой-либо из московских монастырей на молитву и покаяние.1



Примечание:
1 В своей оценке Мартынова автор расходится с подавляющим большинством современников, которые считали его человеком пустым и чванливым. Раскаяние Мартынова не было искренним. В своей первоначальной публикации «Из моей памятной книжки» Арсеньев дал Мартынову менее лестную оценку, отмечая, что он «был человек щепетильно-самолюбивый и обидчивый, не отличаясь большим развитием», и также «довольно бесхарактерен и всегда находился под чьим-либо посторонним влиянием».
Коментарий:
Илья Александрович Арсеньев (1820? — ?) — московский знакомый и дальний родственник Лермонтова (его отец — пятиюродный дядя деда поэта). С 1840 г. Арсеньев служил чиновником особых поручений при московском ген.-губернаторе. Много занимался журналистикой: он был издателем-редактором «Занозы», «Петербургского листка», «Петербургской газеты».
Поскольку мемуарист был на шесть или (по другим источникам) на девять лет моложе Лермонтова, его отношение к поэту складывалось, конечно, в большей мере под воздействием разговоров старших. Остроумие Лермонтова, его независимые взгляды и собственное мнение об окружающих воспринимались в этой среде как своеволие и невоспитанность. Характерно, что о посещениях их дома А. С. Пушкиным Арсеньев замечает: «Ни один приезд к нам Александра Сергеевича не проходил без какой-нибудь с его стороны злой шутки».
Хотя Арсеньев и пишет об уме, таланте и даже гениальности Лермонтова, это, вероятно, только дань общему мнению. Судя по замечанию мемуариста о стихотворении «Парус», поэзия Лермонтова была ему совершенно чужда.
В окружении поэта недоброжелателей было гораздо больше, чем друзей, и воспоминания Арсеньева объективно передают ту атмосферу непрязни, которая постоянно окружала поэта, когда он сталкивался с людьми, чуждыми ему по духу.
Источник:
М. Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников. — М.: Художественная литература, 1989. — Страницы 56—57.