Лермонтов >>> Воспоминания >>> Браницкий К. В. Из предисловия к книге "Славянские нации"
Браницкий К. В. Из предисловия к книге "Славянские нации"

В 1839 году в Петербурге существовало общество молодых людей, которое называли, по числу его членов, кружком шестнадцати. Это общество составилось частью из университетской молодежи, частью из кавказских офицеров. Каждую ночь, возвращаясь из театра или бала, они собирались то у одного, то у другого. Там, после скромного ужина, куря свои сигары, они рассказывали друг другу о событиях дня, болтали обо всем и все обсуждали с полнейшей непринужденностью и свободой, как будто бы III Отделения собственной его императорского величества канцелярии вовсе и не существовало: до того они были уверены в скромности всех членов общества.

Мы оба с вами принадлежали к этому свободному, веселому кружку — и вы, мой уважаемый отец, бывший тогда секретарем посольства, и я, носивший мундир гусарского поручика императорской гвардии.

Как мало из этих друзей, тогда молодых, полных жизни, осталось на этой земле, где, казалось, долгая и счастливая жизнь ожидала всех их!

Лермонтов, сосланный на Кавказ за удивительные стихи, написанные им по поводу смерти Пушкина, погиб в 1841 году на дуэли, подобно великому поэту, которого он воспел.

Вскоре таким же образом умер А. Долгорукий. Не менее трагический конец — от пуль дагестанских горцев — ожидал Жерве и Фридерикса. Еще более горькую утрату мы понесли в преждевременной смерти Монго-Столыпина и Сергея Долгорукого, которых свела в могилу болезнь. Такая же судьба позднее ожидала и Андрея Шувалова.

Из оставшихся в живых некоторые оказали заметное влияние на современную политику. Но лишь один занимает видное место еще поныне; это — Валуев, принадлежавший к министерству, при котором совершилось освобождение крепостных и про которого говорят в последнее время, что ему предстоит получить наследство князя Горчакова.

Что касается нас обоих, то мы согласно с нашими убеждениями пошли другим путем — совершенно отличным от пути наших товарищей.



Коментарий:
Ксаверий Владиславович Корчак-Браницкий (1814? — 1879), граф, познакомился с Лермонтовым в л.-гв. Гусарском полку. В своей книге «Славянские нации» он писал: «Что касается меня, поляка, я рано стал испытывать глубокую ненависть к императору Николаю, неумолимое бешенство которого обрушивалось на кровавые останки моей страны». Николаю I была хорошо известна оппозиционность Браницкого. Для того чтобы не упускать его из виду, император назначил его адъютантом Паскевича. «Ум его отвратительно направлен, — отзывался он о Браницком. — Это молодая Франция, привитая к старой Польше. Теперь я буду иметь его под рукой. Если он попадется хоть в малейшем проступке, его участь будет тут же решена. Я его зашлю в такие места, где и вороны не соберут его костей».
Но придворной службе Браницкий предпочитал службу на Кавказе, а в 1845 г. ему удалось под предлогом болезни уехать во Францию. В 1854 г. он принял французское подданство, т. е. сделался политическим эмигрантом. Деятельность его в эмиграции в основном заключалась в финансировании действий польских эмигрантов, так как он наследовал огромное состояние. В конце жизни Браницкий вступил во французскую консервативную партию.
Воспоминания Кс. Браницкого — самое содержательное свидетельство об оппозиционном «кружке шестнадцати», членом которого он был, и участии в нем Лермонтова. Боязнь скомпрометировать его членов заставила Браницкого воздержаться от упоминания бывших еще в живых членов кружка (кроме П. А. Валуева, положение которого было достаточно прочным — с 1861 г. он был министром внутренних дел), поэтому им названы только десять человек, а уже после выхода книги «Славянские нации» («Les nationalites slaves». Paris, 1879) в письме к тому же И. С. Гагарину, в форме писем к которому написана книга, назвал еще одного члена — Б. Д. Голицына.
Источник:
М. Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников. — М.: Художественная литература, 1989. — Страницы 315-316.