Лермонтов >>> Воспоминания >>> Дорохов Р. И. Письмо к М. В. Юзефовичу
Дорохов Р. И. Письмо к М. В. Юзефовичу

Шестимесячная экспедиция и две черкесские пули, одна в лоб, а другая в левую ногу навылет, помешали мне, любезный и сердечно любимый Мишель, отвечать на твое письмо. К делу, я теперь в Пятигорске лечусь от ран под крылышком у жены — лечусь и жду погоды! Когда-то проветрит? В крепости Грозной, в Большой Чечне, я, раненный, встретился с Левушкой, он наконец добился махровых эполет и счастлив как медный грош. Он хочет писать к тебе. В последнюю экспедицию я командовал летучею сотнею казаков, и прилагаемая копия с приказа начальника кавалерии объяснит тебе, что твой Руфин еще годен к чему-нибудь; по силе моих ран я сдал моих удалых налетов Лермонтову. Славный малый — честная, прямая душа — не сносить ему головы. Мы с ним подружились и расстались со слезами на глазах. Какое-то черное предчувствие мне говорило, что он будет убит. Да что говорить — командовать летучею командою легко, но не малина. Жаль, очень жаль Лермонтова, он пылок и храбр, — не сносить ему головы. Я ему говорил о твоем журнале, он обещал написать, если останется жить и приедет в Пятигорск. Я ему читал твои стихи, и он был в восхищении, это меня обрадовало...



Коментарий:
Руфин Иванович Дорохов (1801—1852) — сын героя Отечественной войны 1812 г. И. С. Дорохова. Участник кавказской войны, он был известен современникам своим удальством, многочисленными дуэлями и громкими историями. Несколько раз он был разжалован в солдаты, но опять получал офицерский чин благодаря храбрости и хладнокровию в бою. А. С. Пушкин упоминает о своем знакомстве с Дороховым и встрече с ним во Владикавказе («Путешествие в Арзрум»). К нему обращено его стихотворение «Счастлив ты в прелестных дурах...». Он явился прототипом образа Долохова в «Войне и мире» Л. Н. Толстого.
До публикации письма Дорохова и статьи о нем А. В. Дружинина, хотя и было известно о его встречах с поэтом, характер их отношений был не вполне ясен. Теперь очевидно, что именно Дорохова имел в виду Дружинин в своих «Письмах иногороднего подписчика». В одном из них он писал: «Во время моей последней поездки я познакомился с одним человеком, который коротко знал и любил покойного Лермонтова, странствовал и сражался вместе с ним, следил за всеми событиями его жизни и хранит о нем самое поэтическое, нежное воспоминание. Характер знаменитого нашего поэта хорошо известен, но немногие из русских читателей знают, что Лермонтов при всей своей раздражительности и резкости был истинно предан малому числу своих друзей, а в обращении с ними был полон женской деликатности и юношеской горячности. Оттого-то до сих пор в отдаленных краях России вы еще встретите людей, которые говорят о нем со слезами на глазах и хранят вещи, ему принадлежавшие, более чем драгоценность. С одним из таких людей меня свела судьба на короткое время, и я провел много приятных часов, слушая подробности о жизни, делах и понятиях человека, о котором я имел во многих отношениях самое превратное понятие. Наши разговоры происходили в виду скал и утесов, в виду тех самых снеговых гор, которые так любил великий поэт, угасший безвременно. <...> Приятель мой долго жил на Кавказе и понимал произведения Лермонтова так, как немногие их понимают: он мог рассказать происхождение почти каждого из стихотворений, событие, подавшее к нему повод, расположение духа, с которым автор «Пророка» брался за перо. Нечего и говорить, что он знал наизусть каждую строчку своего бывшего друга и сожителя».
Дорохов и Лермонтов вместе служили в отряде А. В. Галафеева в 1840 г., где они и познакомились.
Летом 1841 г. Дорохов был в Пятигорске и, возможно, присутствовал при дуэли Лермонтова.
«Когда был убит Лермонтов, — рассказывает декабрист А. С. Гангеблов, — священник отказывался было его хоронить, как умершего без покаяния. Все друзья покойника приняли живейшее участие в этом деле и старались смягчить строгость приговора... Дорохов горячился больше всех, просил, грозил, и наконец терпение его лопнуло: он как буря накинулся на бедного священника и непременно бы избил его, если б не был насильно удержан князем Васильчиковым, Львом Пушкиным, князем Трубецким и др.
Источник:
М. Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников. — М.: Художественная литература, 1989. — Страница 321.